Главная  —  инфляция   —   Могут ли мысли притягивать инфляцию? Почему…

Могут ли мысли притягивать инфляцию? Почему Наталья Гаврилица одновременно и права, и неправа

Как говорил Андрей Аршавин, «ваши ожидания — ваши проблемы». Вот только когда речь идет об инфляции и экономике, это не просто фигура речи.

Влад Грати — экономист, финансовый аналитик объясняет для nokta, что имела в виду Наталья Гаврилица под фразой «если все ожидают роста цен, то они действительно будут расти». А заодно  делится мнением: почему, на его взгляд, она и права, и неправа одновременно. 

Почему права?

Начать придется с небольшого скучного куска об экономике. Я постараюсь быстро, коротко, понятно и на примерах с картошкой.

В общем, цена абсолютного большинства вещей определяется балансом спроса и предложения. Цена — это всегда точка, в которой продавец и покупатель договорились.

Так вот: если спроса больше, чем предложения (покупателей больше, чем продавцов) цена будет расти. Этот рынок дефицитный.

Представьте, что в вашем городе есть только один продавец картошки. С каждым днём цена будет повышаться, потому что купить ее больше негде. А кушать хочется всем. Покупатели буквально устроят аукцион.

И наоборот, если предложения больше, чем спроса (продавцов больше, чем покупателей) цена будет падать. Этот рынок профицитный.

Представьте, что покупателей картошки мало, а продавцов очень много. Они готовы будут продавать по любой, даже самой низкой цене, лишь бы картошка не сгнила.

В целом, можно не разбираться, как это работает, достаточно запомнить правило:

  • Растет предложение и/или падает спрос = падает цена
  • Падает предложение и/или растет спрос = растет цена

Теперь возвращаемся к словам Натальи Гаврилицы. Если покупатели боятся роста цен в будущем, вызовет ли это инфляцию сейчас? Ну, вообще да. Из-за импульсного спроса.

Проще объяснить на примере. Представьте, что вы хотите купить машину за $10 тыс. Вы долго копили, осталось немного, буквально в следующем месяце вы планируете поехать в автосалон. Но вдруг появляется какая-то неожиданная информация. Например, со следующего месяца в страну больше нельзя завозить машины. Из-за этого цены вырастут в 1,5 раза.

То есть буквально через месяц ваша машина точно будет стоить уже $15 000. Что вы сделаете? Вы возьмете кредит, деньги взаймы, но поедете в салон как можно быстрее.

Но вы такой будете не один. О новости знают все, и за машинами поедет большое количество покупателей. Это резкое повышение спроса. Поставщик, видя ажиотаж, поднимает цены на машины не в следующем месяце, а уже сейчас. Ожидание повышения цен в будущем, само по себе провоцирует инфляцию уже сейчас.

Это так же работает с абсолютным большинством товаров. Вспомните гречку в 2020-м и бабушек с полными тележками. Тогда боялись не инфляции, а дефицита, но суть та же. Ажиотажный и импульсный спрос привел к тому, что поставщики просто подняли цены на товар.

Это забавно, но такой эффект вы можете видеть прямо сейчас в масштабе целых государств. Страны ЕС, ожидая возможного отключения поставок газа к зиме, прямо сейчас до отказа заполняют свои газохранилища. При прочих равных, они бы столько газа не покупали. Это дополнительный спрос, который толкает цену вверх.

И спрос этот объясняется только боязнью проблем в будущем. Они еще не наступили, но цена растет уже сейчас.

Более того, этот эффект потребительских ожиданий Наталья Гаврилица объясняла буквально прямо перед фразой, которую вырезали и распространили в интернете. Но все сделали вид, что не заметили.

Теперь почему премьер не права?

Точнее, не совсем права. В Молдове 3 категории товаров растут в цене быстрее других. Они и дают такой высокий показатель инфляции, это:

  • Коммунальные платежи (и особенно газ).
  • Нефтепродукты
  • Продукты питания.

Проблема в том, что цены на две из трех категорий вообще не определяются рыночно. На них не может повлиять импульсный спрос.

  • Цена на газ в Молдове зависит от международных котировок нефти и газа. Тариф устанавливает НАРЭ по запросу Moldovagaz. Цена не будет расти в зависимости от потребления. Тариф не увеличится от того, что мы все разом включим плиты.
  • Цены на топливо внутри страны тоже зависят от международных котировок Platts и от курса доллара в стране. Ежедневно НАРЭ устанавливает максимальные цены на заправках. Здесь инфляция тоже не зависит от спроса. Цена не повысится от того, что именно сегодня все решили приехать на заправку.
  • Остаются продукты питания. Здесь я тоже спорил бы, если бы своими глазами не видел полные тележки гречки в 2020 и пропавшую с прилавков соль в марте 2022. Это было пару месяцев назад, вы сами могли видеть на прилавках соль по 20-30 леев на пике ее дефицита.

Но даже в продуктах питания повышение, на мой взгляд, связано с подорожавшей логистикой, обрывом цепочек поставок и дополнительными издержками, а не с гиперспросом. Поэтому:

  • Правда ли, что цены могут расти из-за того, что все ждут инфляцию? — Да, могут. 
  • Связан ли с этим эффектом высокий уровень инфляции в Молдове? — Я считаю, что нет. По крайней мере, это далеко не главный фактор.

Еще пара слов про инфляцию в Молдове

Страшные 30% инфляции в этом году не должны вводить вас в заблуждение. На самом деле, эта цифра только кажется большой. Проблема в структуре потребления жителей Молдовы.

У нас в потребительской корзине слишком высокая доля коммунальных платежей и топлива, тарифы на которые выросли кратно.

Газ подорожал почти в 4 раза, а его доля в расходах жителей Молдовы и так составляла около 15-20% доходов в зимние месяцы. Просто представьте, что вещь, которая составляет пятую часть ваших расходов выросла на 400%. Расчет средней инфляции в таком случае просто теряет смысл.

Если считать газ статистическим выбросом, и не учитывать его в расчете средней, то инфляция у нас будет на уровне среднеевропейской.

Когда (а точнее, если) цена на газовый фьючерс TTF упадет с текущих $1000-$1500 на довоенные $100-$150 мы с вами увидим уникальное явление — номинальную дефляцию в Молдове. Опять же потому, что газ занимает слишком большое место в наших расходах и делает необъективной любую среднюю инфляцию.

иллюстрация: nokta

nokta